Козы с нелёгкой судьбой

Козы с нелёгкой судьбой

Козы с нелёгкой судьбой

 

Занимаясь козами с 1978 года. Вначале по роду деятельности с/х институте, а потом в частном порядке я не перестаю удивляться их сообразительности и умению быть благодарными. Хотелось бы рассказать о нелёгкой судьбе некоторых животных прошедших через мои руки и так….

 

Бяша

            Первое знакомство у меня произошло не с козой, а с козлом, звали его Бяша и находился он на карантине в институтском виварии вместе с завезёнными баранами породы австралийски меринос, их завезли для скрещивания с матками ставропольской породы, в результате чего была получена новая шерстная порода овец - мычинский меринос. Ну вернёмся к Бяше, по роду деятельности каждое утро мне приходилась брать кровь у подопытных ярочек (вели работу по нелверму и панакуру), а Бяша уже ждал меня с сухариками, я была восхищена его огромным ростам, окладистой бородой плавно переходящей в гриву и совершенно гладкой короткой шерстью под которой была гора мышц, в то же время он был очень ласковый и аккуратный, после карантина его увезли в подсобное хозяйство, для осеменения зааненских козочек. Прошло 3 года, я продолжала учиться и работать в институте, муж строил базу олимпийского резерва и тренировал конников. Ветеринарное отделение института вместе с виварием перевели в другой конец города, и я редко там бывала.  Однажды мне позвонил работник вивария и сообщил, что привезли козла на забой для подопытных собак, я рванула на клиники, передо мной стоял Бяша, стоял на распухших коленях, по всему туловищу были проплешины и огромные грустные глаза. Я попросила работника вивария не забивать его хотя бы на выходные, и что я его заберу и в замен, что не будь, привезу. Приехав домой начала уговаривать мужа, мы насели на него вместе с сыном, ему на тот момент было 4 года, к тому же я была беременна 2м, муж сдался. Оборудовал свободный денник на конюшне и мы, погрузив на машину, поломавшуюся на соревнованиях лошадь, отправились за Бяшей. Приехав домой Бяшей занялся ветврач "от бога", проколол ему витамины, иммунные препараты, наложил компрессы на колени, Бяша понимающе терпел и всё время лизал мне руки, муж умиляясь сказал, "был у тебя один козёл помешанный на лошадях, теперь два, пусть живёт на конюшне, говорят если козёл в конюшне, лошади мытом не болеют". Через 3 месяца Бяша уже бегал и даже ходил под седлом, а сын на нём катался.

Я защитила диплом, родила второго сына и уже через год вышла на работу в совхоз. Там, вместе со специалистами из Болгарии, начинался новый интересный проект по СЕЛЭКСУ.

А через полгода поехала в командировку в Прибалтику за племенными чёрно белыми тёлками, а на обратном пути заехала в колхозе им. Кирова Полтавской области, как раз прошёл осенний окот.  В сентябре 1984г я привезла, 3 козочки, которые и стали родоначальницами моих коз.

 Бяша прожил у нас 8 лет. В 90 году он умер от сердечной недостаточности во время гона, успев последний раз покрыть моих девочек, на тот момент им было по 5 лет. Я не собиралась оставлять козлят, но после смерти Бяши оставила от него козочек, так у меня стало 6 коз. А Бяшины потомки за 8 лет разошлись по всему свету

 

Полинка.

Как то осенью, очередной раз, просматривая объявления по продаже коз, я стараюсь отслеживать животных в нашем крае, наткнулась на занятное объявление. Заинтересовала меня дата рождения козы и то, что она завезена из Германии козлёнком. Договорившись с сыном, мы в ближайшие выходные поехали по адресу, а это около 200км. Сын по дороги пытался мне объяснить, что у нас уже достаточно коз, что в зиму, готовить место….. Приехали на место, нас встретил старенький дедушка с загипсованной рукой и последствиями инсульта на лице. Хозяин пытался что то рассказывать, но у него это плохо получалось, и тогда он завёл нас в дом, там на кровати лежала худенькая старушка, когда хозяин сказал, что приехали за Полинкой, она тихо застонала и слёзы потекли по её измученному болезнью лицу. Хозяйка поведала нам, что козочку месячной они привезли из Германии в 2000 году, и на тот момент ей было уже 13 лет. Немного успокоив старушку, мы пошли смотреть козу. Перед нами стояло старое несчастное животное, чем то похожее на своих хозяев, коза смотрела на нас своими огромными глазами, как бы спрашивая, ну что не подхожу я вам. Животное было сильно истощено и с трудом стояло, в то же время вымя было полно молоком. Я вопросительно посмотрела на сына, он молча взял козу за ошейник и повёл к машине. Полинка послушно с трудом запрыгнула в фургон и сразу легла. К дому подъехала дорогая машина, вышел сын стариков, забрал из  рук хозяина заплаченные мною деньги, не заходя к матери, прыгнул в машину и уехал. Мы с сыном оторопели от такого поведения. Потом сын вытащил из машины ящик с купленными по дороги фруктами и пошёл в дом. Когда я вошла он вложил в руки старушки ещё, какие то деньги и сказал. «Бабуль ты только не плачь, мама её выходит, она и не таких спасала, коза у неё не пропадёт» и, скрывая слёзы вышел.

Я склонилась над старушкой, поцеловала её, она тихонько прошептала, «Береги её», и вновь заплакала, я обещала, что сделаю всё возможное.

Домой мы ехали молча и только перед домом сын спросил, мам ты же её вылечишь! На что я ответила «Полинку постараюсь, а вот душу их сына уже никто не вылечит».

Полинка жива и по сей день, она подарила мне уже 2 козочки и я надеюсь это не предел. Она оказалась на редкость сообразительной козой. Как то нам вместе с мужем пришлось поехать к зубному, козы все вместе с молодняком остались на базу. Одна молодая козочка, чрезвычайно любопытная, умудрилась повиснуть на ошейнике, зацепившись за сетку. Скорей всего мы бы потеряли эту козочку, но Полинка подставила её спину и держала на себе до нашего прихода. Мы отсутствовали больше 2х часов, сколько Полинка держала козочку, не знаю, но когда я отцепила бедолагу. Полинка, пошатываясь, подошла к воде, попила и рухнула без сил на настил.

Полинка прожила 17,5 лет. Сейчас от неё в хозяйстве дочь ПАВА и внучка ПИПА.

 

Роза

            1 мая мне позвонил поставщик зерна. «Тут коза пропадает, окатилась дня 3 как, вымя на земле лежит, а козлята её не доят, может заберёте»

Утром на следующий день поехала спасать козу. Зрелище было ужасное. Коза была похожа на комок засохшего навоза, шерсть вся слиплась, забита репьями, грязная, вымя синюшного цвета, действительно на земле, при её очень даже приличном росте. Рядом бездыханное тельце козлёнка, вторая козочка была ещё жива.

К нам вышла расфуфыренная хозяйка, «кровь с молоком», заломила не малую цену за козу, ссылаясь, что её мать покойница привезла это племя, из Петербурга отдав большие деньги.

Мне не хотелось с ней общаться, потому что на языке крутились только плохие слова. Мы погрузили Розочку и её ели живую козочку в машину и поехали домой. Дома накормили маленькую козочку из бутылки и уложили спать. Розу пришлось доить под обезболивающими, так как уже начинался мастит. Коза трусилась от боли и стресса пришлось дать успокоительное и козе и себе. На дворе была уже глубокая ночь, а я всё возилась с Розой. Она вся чесалась, раздвинув шерсть я увидела, что у неё не только вши, мокрицы, но и личинки мух, всё это ело её. Тут же взяв в руки машинку, я начала брить её наголо. Когда процедура закончилась, сожгли шерсть и укололи от паразитов, я стала осматривать козу дальше. Всё её тело было в шрамах от хлыста или бича, рубцы кровоточили, и от каждого прикосновения она вздрагивала, наложив несколько швов и обработав все раны, я отвела Розу в денник, сама ели дошла до ванны, мне казалось, что по мне, что то ползает и шевелится. Под утро усталая, но довольная я рухнула в кровать.

Роза оказалась очень благодарной козой, вот уже два года она лижет мне руки при каждой встрече, научилась быть чистоплотной и радует меня молоком.

Однако у неё остался панический страх от переполненного вымени, резких окриков и щелчков хворостины или кнута.

 Много на свете обездоленных животных, ну если хотя бы одному мы можем помочь, почему этого не сделать, ведь им же больно, так же как нам.

 

И когда на меня смотрела Полина своими огромными глазами, я вспоминала её хозяйку, и продолжала лечить её от старости. Когда мне хотелось отлупить Розу, за очередную шкоду, я вспоминала её избитое тельце,  и просто журила её словами. А они всё понимая, старались изо всех сил угодить мне.